Экономика

Еврозона увернулась от пули, но она все еще в опасности

Не более того

После сложных переговоров и болезненных компромиссов европейские лидеры заключили соглашение о революционном пакете помощи в €750 миллиардов (868 миллиардов долларов). В качестве жеста солидарности с Италией, Испанией и другими странами, которые все еще не оправились от кризиса Covid-19, соглашение является важным шагом вперед для Европейского Союза. Тем не менее это мало что дает для решения самых глубоких проблем еврозоны.

Сюжет: Коронавирус

Из-за кризиса Covid-19 валютный союз оказался на грани. В Италии, Франции и Испании зафиксирована самая высокая смертность, и они же пережили глубочайшее падение экономических показателей. Кроме того, зависимую от туристов Южную Европу, похоже, ждет особенно медленное восстановление.

Хуже того, в то время как государственный долг растет по всей еврозоне, он достигает опасно высокого уровня в южных странах, особенно в Италии. Первоначальный ответ на пандемию заставил итальянцев испытывать чувство обиды из-за ощущения (не безосновательного) того, что северные соседи принялись обвинять их в тяжелом положении, а не предлагать помощь. Даже лидер проевропейского мейнстрима в Италии — президент Серхио Маттарелла — чувствовал политическое отчуждение от ЕС в разгар кризиса.

К ее чести, канцлер Германии Ангела Меркель признала серьезность ситуации. В мае она и президент Франции Эммануэль Макрон предложили учредить фонд помощи в размере €500 млрд, который будет финансироваться за счет облигацией ЕС и направляться наиболее пострадавшим регионам и секторам. Затем Европейская комиссия, опираясь на франко-германское предложение, увеличила общую сумму до €750 млрд, добавив кредиты ЕС к грантам.

Соглашение, заключенное лидерами ЕС 21 июля, полезно по нескольким причинам. Хотя принятие соглашения само по себе не стало неожиданностью, имелись основания полагать, что переговоры затянутся до конца года, углубляя внутренние разногласия в ЕС и отвлекая политиков от решения других проблем. Достижение соглашения до августа само по себе является значительным достижением.

Более того, сделка сохраняет многие положительные предложения Меркель-Макрона, в частности выделение €390 млрд на гранты ЕС, с небольшими оговорками. Четыре самые богатые страны Северной Европы под началом Нидерландов ранее настаивали на том, чтобы ЕС предоставлял только кредиты, при условии, что правительства стран-получателей будут проводить реформы (и на которые будут наложены национальные вето). Но клеймо такой навязчивости — напоминающее «спасение» Греции десять лет назад — было неприемлемым для стран Южной Европы.

Более того, поскольку стоимость государственных заимствований уже и без того низка — в значительной степени благодаря программе ЕЦБ по борьбе с пандемией в размере €1,35 трлн — кредиты ЕС не помогли бы. Во всяком случае они просто обострили бы проблемы устойчивости долга, не в последнюю очередь в Италии, где государственный долг должен вырасти до более чем 160% ВВП в следующем году.

С экономической точки зрения гранты в размере €390 млрд в течение следующих трех лет обеспечат значительный прирост. Европейская комиссия ожидает, что экономика ЕС сократится примерно на 8% в этом году, до €12,8 трлн. Таким образом гранты фонда восстановления будут эквивалентны 3% ВВП. Если экономика Италии сократится на 10% в этом году, выделенные €82 миллиарда составят около 5% ВВП. Таким образом несмотря на то, что гранты ЕС значительно меньше, чем национальные пакеты налогово-бюджетных стимулов, они обеспечат полезную поддержку в дополнение к денежно-кредитной политике ЕЦБ.

Как сообщают региональные власти, режим полной самоизоляции в целях борьбы с распространением коронавирусной инфекции был введен еще в трех субъектах федерации: в Башкирии, Забайкалье и Ростовской области.

Однако самое большое преимущество фонда восстановления — политическое. ЕС демонстрирует, что он может прийти на помощь европейцам, когда они больше всего в этом нуждаются. Это должно стать крайне необходимым противоядием от евроскептицизма и ослабить гнев, вызванный кризисом.

Институционально эта сделка является серьезной победой для Европейской комиссии, которая часто игнорировалась во время кризиса еврозоны 2010-2012 годов. Комиссия предоставит €750 миллиардов для финансирования фонда и будет распределять гранты и займы через бюджет ЕС, которым она управляет. И после 2027 года она также будет следить за поиском новых источников доходов.

Недостатком является то, что, поскольку фонд восстановления был включен в более широкие переговоры по бюджету ЕС на 2021-27, сделка потребовала некоторых прискорбных компромиссов. Перед пандемией флагманской инициативой президента комиссии Урсулы фон дер Лейен была Европейская зеленая сделка по борьбе с изменением климата. Теперь финансирование поддержки перехода на экологически чистую энергию сокращено.

Еще одна большая проблема для ЕС — доморощенный авторитаризм. Нелиберальные правительства, подобные правительству премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, продолжают безнаказанно подрывать верховенство закона, в то же время присваивая средства, выделяемые в рамках программ региональной сплоченности ЕС. Именно поэтому одним из главных приоритетов для Меркель было увязать будущее финансирование с соблюдением закона. Но положения об условиях были утеряны, по-видимому для того, чтобы преодолеть потенциально вето Орбана (которое едва ли было возможным, поскольку Венгрия в любом случае оставалась бы крупным чистым бенефициаром финансирования ЕС).

После кризиса в еврозоне 2010-12 гг. филантроп Джордж Сорос отметил, что Меркель всегда делает достаточно для поддержания евро, «но не более того». Это вновь подтверждается. Фонд восстановления является долгожданным шагом вперед, но сам по себе он не решает фундаментальные проблемы еврозоны, которые включают неустойчивую динамику долга Италии, дефляционный крен Германии и отсутствие механизма фискального ребалансирования. Еврозона увернулась от пули, но она все еще в опасности.

Источник versia.ru

Похожие статьи

Добавить комментарий

Проверьте также
Закрыть
Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть