Общество

Для реальной реформы МВД надо сделать всего три шага

Алексей Нечаев: «Надо, чтобы система силовых структур была ориентирована на людей»

Каждый раз, когда СМИ пишут об очередном конфликте между разными силовыми ведомствами, мы видим только  верхушку айсберга под названием «система правоохранительных органов». И абсолютно не важно, какое ведомство в очередной раз победит под ковром. 

Проблема в том, что реформирование всей этой системы, на мой взгляд, оказалось не достаточным, не поменявшим суть. Милиционера можно называть полицейским, копом, карабинером, как угодно. В первую очередь, он часть системы. Он вынужден жить и работать по законам этой системы, которую и необходимо менять.

Несколько дней назад мне рассказали случай, пускай не самый резонансный, но очень характерный, который произошел в одном из маленьких городов. Возле железнодорожного вокзала пожилая женщина торговала дешевой красной икрой в жестяных банках. У бабушки даже были документы на эту икру, которую она приобрела мелким оптом на рыбоконсервном заводе в соседней области.

К ней подошла покупательница, женщина средних лет, купила у нее несколько банок, отошла на несколько минут, а затем вернулась с открытой банкой и в сопровождении сотрудников полиции. Те заявили, что икра поддельная, и предложили бабушке либо поехать в полицейский участок, или решить вопрос на месте за 40 тысяч рублей. К счастью, пожилая женщина не стала паниковать, дозвонилась родственникам, и те вызвали уже другой наряд полиции. Икра при проверке действительно оказалась поддельной, о чем вымогатели, видимо, знали заранее. Производители прямо на заводе разбавляли красную икру искусственной, или так называемой белковой. В опте она стоила 110 рублей, а в рознице ее продавали по 150 рублей за банку, на 20–25% ниже рынка. Это встречается сплошь и рядом, особенно перед праздниками.

Но продавщица за содержимое банки отвечать не могла, по документам икра значилась как лососевая пробойная, и претензии следовало предъявлять заводу-изготовителю. В итоге бабушку действительно оштрафовали, но по закону, на 4 тысячи рублей, за незаконную торговлю с рук. То есть легальный штраф был в 10 раз меньше суммы, которую перед этим требовали у продавщицы. На завод же отправились следователи, и в итоге разбавлять красную икру белковым аналогом там перестали. Я сознательно не называю город, где это произошло, но мне известны и место, и название завода, и фамилии всех участников этого эпизода, который, к сожалению, не является исключением из правил.

По состоянию на 2020 год в России насчитывается более одного миллиона сотрудников МВД и Росгвардии. Эта огромная армия, на мой взгляд, работает не достаточно эффективно.

Потому, что средняя зарплата полицейского по стране официально составляет порядка 40 тысяч рублей в месяц. Но эта зарплата складывается из множества надбавок: за выслугу лет, за звание, за должность. Поэтому когда в полицию приходит новый сотрудник, то он может рассчитывать на зарплату в 20–25 тысяч рублей. Даже полицейские профсоюзы признают, что на такие деньги физически невозможно полноценно содержать семью. Зато ты становишься частью системы.

Многие из моих друзей и хороших знакомых просто не хотят развивать бизнес, потому что боятся, что к ним придут силовики и все отнимут. Складывается впечатление, что «силовик» из человека, защищающего людей, в глазах достаточно большой части общества, к сожалению, стал выглядеть чуть ли пугалом, демотиватором, мешающим работать, зарабатывать, строить страну, обустраивать ее, создавать рабочие места.

Сегодня система органов внутренних дел в основном ориентирована на начальство: глав районов, мэров, губернаторов. Построена эта система на планах и отчетах, а также на статистике по раскрываемости преступлений. Реально совершенные преступления могут там просто не фиксироваться. Как в случае с торговлей икрой.

Современный участковый тратит до 80% своего рабочего времени на составление разных отчетов. Неудивительно, что люди просто не видят его на территории, не имеют возможности с ним общаться, вместе решать вопросы общественной безопасности в конкретном подъезде, во дворе, на улице.

Вместе с тем мы видели, как эта система может работать по-другому, на людей. Это было в 2018 году, на чемпионате мира по футболу. Когда приезжали иностранцы, мы были очень гостеприимной страной. Мы видели улыбающихся полицейских, которые бабушек через дорогу переводят, причем не только иностранных, но и наших бабушек. Такая дружелюбная полицейская система всем очень понравилась. Думаю, было видно, что и самой полиции она нравится, и людям она понравилась. Вот это и можно сделать, надо просто переориентировать ее с отчетности на пользу для людей.

Это делается несколькими шагами, из которых отмечу три самых главных.

Первый шаг — это выборность полицейских. В этой связи мы могли бы перенять опыт некоторых других стран, где ряд полицейских должностей являются выборными. В России можно, во-первых, выбирать участковых. Их в стране около 50 тысяч, и люди могут оценивать их работу, поскольку видят, кто эффективно работает и им реально помогает, а кто и наркотики может подбросить.

Следующий уровень выборности — это прямые выборы городских и областных полицейских руководителей. Если главу полиции, например, Москвы или другого региона, будут выбирать люди, то он и сам будет ориентирован на людей и работать на их благо. Он подберет команду профессионалов, уберет из отчетности пресловутые «палки» и не станет заниматься обслуживанием чиновников, применяя любые средства для повышения статистики раскрываемости преступлений.

«Выбери своего полицейского» — это не просто лозунг, это эффективный инструмент по установлению нормальных связей между людьми и полицией.

Возникает логичный вопрос, кто захочет стать участковым и работать за столь низкую зарплату. И вот тут надо сделать второй шаг. Это существенное увеличение официальной зарплаты полицейским. Я сам закончил юридический факультет Московского университета, в детстве и в юности мечтал быть следователем, даже проходил практику в прокуратуре. У меня многие однокурсники работают в органах, один из них в 90-е годы работал следователем в прокуратуре и рассказывал: мы идем с женой, с ребенком, ребенок говорит: «пап, купи мне вот эту игрушку», а я отворачиваюсь, потому что у меня денег нет, чтоб купить. Это неправильно, потому что люди, которые нас защищают, точно должны быть обеспечены, чтобы, не дай бог, если с ними что случилось, то их семьям было бы на что жить. Это вопрос престижа профессии и достоинства сотрудников.

На самом деле нет никакой проблемы для экономики, чтобы зарплата тех же участковых, которые работают «на земле», составляла 70–80 тысяч рублей, а возможно, и больше. Руководители районной полиции, следователи должны получать официальный оклад более 100 тысяч рублей, без всякой системы надбавок, поскольку их работа опасная и очень нужная для общества.

У многочисленных скептиков опять же возникнет вопрос: а откуда взять такие деньги? А у меня будет встречный вопрос: а зачем мы платим деньги миллиону сотрудников ЧОПов? Потому что нет системы общественной безопасности. Давайте лучше эти деньги платить не миллиону частных охранников, а той профессиональной и ориентированной на людей полиции, которая станет нас реально охранять и беречь, а не запугивать. Которая будет той самой дружелюбной полицией, которую мы видели на чемпионате мира по футболу.

Когда полицейские начнут получать достойную зарплату, в обществе возрастет интерес к этой работе и профессии. Появится много желающих пойти в полицию, возникнет нормальная конкуренция.

Третий шаг — это создание, вернее, возвращение того солидного социального пакета, который был у полицейских до этого. В первую очередь, это достойная пенсия, которая во многом и удерживала многих сотрудников на службе. Сейчас пенсия сотрудников, которые работают «на земле», начинается от 17 тысяч рублей. У сотрудников аппарата МВД — от 30 тысяч рублей. Еще относительно недавно полицейские могли по своему служебному удостоверению бесплатно ездить на общественном транспорте, у них были другие льготы и преференции, которые хотя бы отчасти компенсировали низкие зарплаты. Теперь все стало сложнее.

Складывается впечатление, что наши полицейские — одна из самых социально незащищенных групп граждан по сравнению со многими другими странами. Недавно мы пережили и еще переживаем тяжелый период карантина и самоизоляции, во время которого работа полиции была оценена людьми, мягко говоря, неоднозначно. Но вместе с тем мало кто знает, что тысячи полицейских при этом сами переболели коронавирусом, сотни попали в больницы, были и те, кто погиб или получил тяжелые осложнения для здоровья. Причем ни полицейские, ни их семьи, я считаю, не получили достойной поддержки. По моему убеждению, значительную часть льгот полицейским нужно вернуть, а их ведомственная пенсия по выслуге лет должна составлять от 70 тысяч рублей и выше.

Конечно, потребуются и другие шаги для того, чтобы система силовых структур была ориентирована на людей. На повестке дня масштабное технологическое перевооружение полиции, поскольку с каждым годом совершается все больше киберпреступлений, а некоторые участковые у нас до сих пор пользуются кнопочными телефонами.

Необходимо будет реформировать систему полицейского образования, сделать колледжи полиции престижным местом обучения для молодежи. Нужно будет многое сделать и для позитивного восприятия образа полицейского, причем начиная с самого раннего возраста, чтобы ни дети, ни взрослые милиционеров хотя бы не боялись.

Уверен, что при новых подходах мы сможем провести настоящую реформу МВД и других силовых структур, что улучшит и деловой, и общественный климат в нашей стране.

Источник www.mk.ru

Похожие статьи

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть